Кейс: Испорченные вещественные доказательства в нарколаборатории Массачусетса

«Самое прекрасное в партнёрстве по этому делу заключается в том, что оно действительно использовало навыки каждого и направило их в нужную сторону». Мэттью Сигал (Matthew Segal)

Общая информация

Это была, вероятно, самая крупная единовременная отмена несправедливых обвинительных приговоров в юридической истории США — Верховный суд штата Массачусетс аннулировал и закрыл 23 595 дел о наркотиках, полагавшихся на подтасованные факты и подлог, виновной в которых была признана бывший химик наркологической лаборатории. Решение закрыть эти дела основывалось на доказательствах, полученных благодаря ключевому партнёрству исследователя данных и юристов Американского союза защиты гражданских свобод (ACLU).

Карточка дела

Название: Бриджмен против прокуратуры округа Саффолк

Суд: Верховный суд штата Массачусетс

Дата решения: 19 апреля 2017 года

Номер дела: No. SJ-2014-0005

Решение: https://www.aclum.org/sites/default/files/wp-content/uploads/2017/04/2017_04_19-SJ-2014-0005-DECLARATORY-JUDGMENT-Gaziano-J..pdf

Проблема: Закрытие дел из-за ложных показаний нарколаборатории

Основные участники

Адриана Лафайль (Adriana Lafaille) | Адвокат Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU), Массачусетс

Мэттью Сигал (Mathew Segal) | Адвокат Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU), Массачусетс

Карл Уильямс (Carl Williams) | Адвокат Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU), Массачусетс

Паола Вильярреал (Paola Villarreal) | Аналитик данных

Факты

В июне 2011 года руководство государственной лаборатории Хинтона (Hinton State Lab) обнаружило, что химик Энни Дукхан (Annie Dookhan) допускала нарушения при работе над делами по наркотикам. Полиция штата позже провела расследование, в результате которого в сентябре 2012 года Дукхан (Dookhan) была арестована. В ходе расследования было установлено, что на протяжении девяти лет работы в лаборатории женщина сокращала время при тестировании образцов наркотиков, фальсифицировала результаты и подделывала документы лаборатории.

Некоторые подзащитные начали подавать в суды Восточного Массачусетса прошения о пересмотре их дела и отказывались от признания своей вины. В ответ на прошения прокуратуры округа Эссекс инициировала дело, в котором выступала против полномочий магистратов и судей в Верховного суда отпускать обвиняемых на время пересмотра дела, требуя, чтобы они продолжали отбывать срок наказания, пока их дела пересматриваются. По словам прокуратуры, освободить их значило позволить торговцам наркотиками вернуться на улицы, не отбыв полный срок. Прокуратура начала попытки отстаивания обвинительных приговоров по делам о наркотиках в целях защиты общественной безопасности.

В ответ на это в феврале 2013 года Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU) и Комитет услуг общественных защитников (Committee for Public Counsel Services, CPCS) попросили Верховный суд штата признать, что тысячи мужчин и женщин, находящихся за решёткой или имеющих ранее судимость, могли быть осуждены или заключены в тюрьму несправедливо. Число дел, потенциально затронутых действиями Дукхан (Dookhan), могло достигать десятков тысяч. В прошении к суду содержалась просьба сформировать единый поход к таким делам, но суд отказал в удовлетворении требования.

Годом позже, в январе 2014 года, только части обвинённых, к делам которых была причастна Дукхан (Dookhan), были назначены адвокаты. Более того, прокуратура округа не составила полного списка дел, затронутых действиями Дукхан (Dookhan), и не уведомила всех обвиняемых и обвиненных о вероятности того, что доказательства по их делу были сфальсифицированы. Медлительность прокуратуры способствовала возникновению вопросов о возможности решения такого крупного скандала с нарколабораторией посредством работы над каждым делом в отдельности. Команда юристов из Американского союза защиты гражданских свобод (ACLU) подала иск Бриджмена на прокуратуру округа, заявив, что штат нарушает право на должное судебное разбирательство, препятствуя своевременному оспариванию обвинительных приговоров и слишком медленно определяя затронутые дела.

Союз защиты гражданских свобод (ACLU) начал ведение дела от лица трёх осуждённых, признанных виновными по делам о наркотиках, в которых экспертом выступала Дукхан (Dookhan). Целью прошения было введение правила, которое бы защитило осуждённых от угрозы приговоров более суровых, чем полученные изначально. Также в прошении содержалась просьба аннулировать все приговоры, по которым прокуратура в ограниченные сроки не определила и не уведомила обвиняемых о намерении пересмотреть дело. Затем в игру вступил Комитет услуг общественных защитников (CPCS), потребовав закрытия всех дел, которыми прокуратура не занималась в течение определённого периода времени. В мае 2015 года Верховный суд штата удовлетворил требование на защиту от увеличения или ужесточения сроков, но решил пока не закрывать дела.

После этого решения суд первой инстанции предоставил Союзу защиты гражданских свобод (ACLU) полный список дел о наркотиках, рассматриваемых во время работы Дукхан (Dookhan) в лаборатории Хинтона. Список был составлен на основе информации из базы данных суда. Затем, в мае 2016 года, прокуратура составила списки более чем 20 000 дел, связанных с работой Дукхан (Dookhan). Впервые команды юристов получили доступ к данным по делам, связанным с химиком. Это позволило юристам Союза (ACLU) Адриане Лафайль (Adriana Lafaille), Карлу Уильямсу (Carl Williams) и Мэттью Сигалу (Mathew Segal) вместе с аналитиком данных Паолой Вильярреал (Paola Villarreal) проанализировать полученную информацию.

В 2016 году Вильярреал (Villarreal) составляла для суда два экспертных заключения. В одном утверждалось, что в большинстве дел (62%), в которых была задействована Дукхан (Dookhan), речь шла только о хранении наркотиков. В другом заключении говорилось, что 91% дел с участием Дукхан (Dookhan) рассматривался в окружных судах, и только 7% — в инстанциях высшего уровня. Эти данные стали серьёзным опровержением аргумента окружной прокуратуры о том, что освобождение обвиняемых станет серьёзной угрозой для общественной безопасности.

Во-первых, эти свидетельства подрывали заявления окружной прокуратуры о том, что обвиняемые были серьёзными преступниками. Если бы это было так, то прокуратура представила бы дела в судах высшей инстанции, рассматривающих серьёзные преступления, а не в окружных судах, занимающихся рассмотрением менее тяжких правонарушений. Во-вторых, большее число обвиняемых по делам Дукхан (Dookhan) было бы осуждено за распространение наркотиков, а не просто за хранение. Эти свидетельства, судя по всему, сыграли ключевую роль в решении суда закрыть значительное число дел и убедить в этом окружную прокуратуру.

Результат

18 января 2017 года Верховный суд штата принял решение призвать окружную прокуратуру закрыть к 18 апреля 2017 года значительное число дел. Суд не просто привёл полученную Вильярреал (Villarreal) статистику, но и упомянул в итоговом решении её имя, что случается редко.

В апреле и июне 2017 года окружная прокуратура представила списки для снятия связанных с наркотиками обвинений по 21 839 делам. Верховный суд штата принял решение о снятии этих обвинений. Прокуроры выявили чуть больше 300 дел, по которым желали сохранить приговоры, полученные с участием Дукхан (Dookhan). Считается, что это рекордное количество единовременно закрытых дел в юридической истории США.

Сотрудничество

Когда в Союзе защиты гражданских свобод (ACLU) получили данные от суда первой инстанции, то увидели как возможность, так и необходимость партнёрства с опытным аналитиком данных для изучения информации и получения конкретных выводов. Лафайль (Lafaille) работала в тесной связке с Вильярреал (Villarreal), когда команда начала потихоньку разбираться в дебрях информации.

По словам Сигала (Segal), тесное сотрудничество стало ключом к определению самых важных для иска выводов. Адвокат, получивший гору информации (юристы Союза ACLU получили таблицу из более 20 000 дел), может знать, что искать. Но ему легко запутаться в процессах очистки, структурирования и выполнения поиска по данным. С другой стороны, хотя технический специалист обладает опытом по обработке данных, организации информации и разработке инструментов для интерпретации, он может не понять, какие основанные на анализе выводы были бы наиболее полезны в поддержке юридической составляющей дела. Тот факт, что юрист постоянно общался с Вильярреал (Villarreal), позволил команде понять важность идентификации, например, факта хранения, или помог определить дела, где применение уголовного кодекса могло быть запутанным.

При работе над текстом экспертного заключения Лафайль (Lafaille) обсудила с Вильярреал (Villarreal) релевантные выводы, которые можно было получить из данных. Затем Лафайль (Lafaille) создала первый структурированный черновик и показала его Вильярреал (Villarreal). Они встречались вновь для введения данных в стратегические места заключения, убеждаясь при этом в понятности объяснений для судей, и, наконец, предоставили документ в суд.

«Самое прекрасное в партнёрстве по этому делу заключается в том, что оно действительно использовало навыки каждого и направило их в нужную сторону», — говорит Сигал (Segal).

Помимо технологического сотрудничества Союз защиты гражданских свобод (ACLU) связался также с общественными группами, организацией общественных защитников «Комитет услуг общественных защитников» (CPCS) и юристами из частных фирм Fick & Marx и Foley Hoag.

Извлеченные уроки

Во время ведения дела Вильярреал (Villarreal) работала в офисе Американского союза защиты гражданских свобод (ACLU). Она могла обсуждать с юристами потенциальное использование данных ещё до того, как необходимость в их использовании становилась очевидной.

«Мы проводили совместные заседания, где юристы давали мне структуру, а я помогала соединить точки», — говорит Вильярреал (Villarreal).

Это во многом подчёркивает важность наличия IT-эксперта в команде юристов, поскольку тогда ключевое для дела сотрудничество часто может возникать естественным путём.

Выводы из анализа Вильярреал (Villarreal) придали команде юристов Союза (ACLU) убедительность и повысили её репутацию в глазах судей. Хотя изначально закрытие двадцати тысяч дел казалось маловероятным, статистические данные помогли суду понять, что большинство правонарушений, которых коснулась халатная работа Дукхан (Dookhan), по сути носили легкий характер. В то же время данные приводились в многочисленных сообщениях СМИ, что помогло изменить общественное мнение о судебном процессе. И, наконец, свидетельства сыграли ключевую роль в оспаривании аргументов противоположной стороны.

Соответствующие катализаторы

Оглавление