Кейс: Политика Нью-Йорка «останови и обыщи»

Фото: Центр конституционных прав (Center for Constitutional Rights)

«Если организации, чья работа строится на участии в судебных процессах, желают что-то изменить в этом мире, им нужно выстраивать сотрудничество с другими. Они должны отчитываться перед сообществом и людьми, наиболее затронутыми проблемой, которую эти организации пытаются решить». Джу Хюн Кан (Joo-Hyun Kang), директор общественной организации «Сообщества за полицейскую реформу» (Communities United for Police Reform).

Общая информация

Флойд и другие против города Нью-Йорк и других – знаковый федеральный коллективный иск против скандально известной политики «останови и обыщи» Департамента полиции Нью-Йорка. Дело стало результатом важного сотрудничества нескольких активистских, правозащитных и общественных групп, бросивших вызов основанной на расовых предрассудках тактике обыска прохожих полицией. В августе 2013 года федеральный судья признал, что, систематически останавливая людей на улицах без объективных на то причин, город Нью-Йорк нарушил четвёртую и четырнадцатую поправки к Конституции США. Четвёртая поправка защищает граждан от обысков и арестов без надлежащих причин, а четырнадцатая поправка гарантирует гражданам равную защиту перед законом. Суд призвал к федеральному контролю, включающему использование некоторыми патрульными нательных камер, и к объединённому корректирующему процессу, в ходе которого заинтересованные стороны должны выработать план.

Карточка дела

Название: Флойд и другие против города Нью-Йорк и других

Суд: Окружной суд США, Южный округ Нью-Йорка

Дата решения: 12 августа 2013 года

Номер дела: 1:08-cv-01034-SAS-HBP

Решение: http://bit.ly/2rQl2TC

Проблема: Конституционность политики «останови и обыщи» Департамента полиции Нью-Йорка

Основные участники

Бахер Азми (Baher Azmy) | Директор по правовым вопросам, Центр конституционных прав (Center for Constitutional Rights, CCR)

Дариус Чарни (Darius Charney) | Старший юрист, Центр конституционных прав (Center for Constitutional Rights, CCR)

Джу Хюн Кан (Joo-Hyun Kang) | Директор, «Сообщества за полицейскую реформу» (Communities United for Police Reform)

Нахаль Замани (Nahal Zamani) | Менеджер активистских программ, Центр конституционных прав (Center for Constitutional Rights, CCR)

Факты

«Останови и обыщи» — это ситуация, в которой полицейский, подозревая лицо в преступной деятельности, на время задерживает его («останови») и при наличии разумных оснований подозревать, что лицо вооружено и опасно, прохлопывает его верхнюю одежду («обыщи»).

Тактика «останови и обыщи» использовалась Департаментом полиции Нью-Йорка (NYPD) последние 50 лет, но была сильно расширена в начале 1990-х годов и серьёзно повлияла на цветное население города. Афро- и латиноамериканцев останавливали намного чаще, чем белых. Дело Флойда основывалось на знаковом деле о расовом профилировании. Это был иск Дэниелса и других против города Нью-Йорк, поданный в 1999 году после убийства подразделением полиции по борьбе с уличной преступностью невооружённого африканского иммигранта Амаду Диалло (Amadou Diallo). Дело было выиграно Центром конституционных прав (Center for Constitutional Rights, CCR) и другими. В результате с 2003 по 2007 год Департамент полиции должен был предоставлять Центру ежеквартальные данные по использованию тактики «останови и обыщи».

Анализ данных обнаружил, что за эти годы ежегодное количество остановок граждан со стороны полиции Нью-Йорка выросло почти на 200%, причём примерно в 88% случаев улики преступной деятельности не были обнаружены. Более того, почти 85% остановленных были чёрными или латиноамериканцами, и только 10% — белыми.

После того, как сообщество осознало эту модель нарушений и несоблюдение соглашения по делу Дэниелса, Центр конституционных прав и команда из 12 юристов после консультаций с нью-йоркскими группами контроля над полицией решили в 2008 году подать коллективный иск (дело Флойда). Они утверждали, что полиция намеренно выбирала для обысков молодых чёрных и латиноамериканцев без объективных причин подозревать их в преступном поведении.  Поименованные истцы по делу — Дэвид Флойд (David Floyd), Дэвид Аурлихт (David Ourlicht), Лэлит Кларксон (Lalit Clarkson) и Деон Денниз (Deon Dennis) — представляли 4,4 миллиона ньюйоркцев, остановленных полицией с 2004 по 2012 год. Судебное разбирательство продлилось девять недель с марта по май 2013 года, на процессе выступило больше сотни свидетелей.

Результат

12 августа 2013 года федеральный судья постановил, что политика «останови и обыщи» нарушает конституционные права меньшинств города. Судья Шира А. Шейндлин (Shira A. Scheindlin) окружного суда Манхэттена не только решила, что тактики полиции нарушают право, гарантированное четвёртой поправкой к Конституции, но и что Департамент полиции применял «расовое профилирование», часто останавливая чёрных и латиноамериканцев, которых бы не остановили, будь они белыми. Это, по ее словам, являлось нарушением четырнадцатой поправки о равной защите.

В своем решении судья указала ряд реформ, на которые требовалось незамедлительно обратить внимание в рамках «оперативного процесса корректирования». В постановлении говорилось также о введении пилотной программы, по которой от полицейских хотя бы пяти участков города требовалось носить нательные камеры для (видео)записи уличных столкновений в качестве потенциального инструмента подотчётности. Суд назначил независимого наблюдателя для контроля над реформированием методов полицейского департамента и приведения их в соответствие с законодательством. Но важнее всего то, что судья постановила начать совместно с затронутыми ньюйоркцами поиск дополнительных решений по приведению практик полиции в соответствие с Конституцией. Судья подчеркнула важность общественного участия: «Никакая правовая или полицейская экспертиза не может заменить понимание обществом возможных последствий реформ как для свободы, так и для безопасности».

Назначенный судом посредник в настоящее время ведёт совместный процесс, в котором участвуют заинтересованные граждане, местные выборные чиновники, представители правоохранительных органов, этнические и религиозные организации, учёные, должностные лица полиции и истцы по делу Флойда. Решение считается важной победой кампании и частью более масштабного процесса по привлечению Департамента полиции Нью-Йорка к ответственности за свои действия.

Сотрудничество

Структура процесса по делу Флойда основывалась на особенной модели сотрудничества, разработанной Центром конституционных прав (CCR). Эта некоммерческая организация основана на вере в то, что юристам в кампаниях за социальные перемены отведена скромная роль. По мнению Центра (CCR), юристы должны не только бороться с нарушениями конституционных прав и прав человека посредством стратегического судопроизводства, но также использовать закон как один из множества инструментов, поддерживающих стремления политических и социальных движений местного уровня.

Что касается дела Флойда, то мощное сообщество, выступавшее за полицейскую подотчётность, создавалось в Нью-Йорке на протяжении нескольких десятилетий и включало в себя несколько влиятельных организаций, напрямую работающих с группами, затронутыми действиями полиции. Эти группы представляли спектр различных социально-экономических ситуаций, рас и религий. Среди организаций были и движения на уровне сообществ, и исследовательские группы, и хорошо финансируемые учреждения, занимающиеся вопросами законодательства и правоприменения.

Поняв это, Центр конституционных прав (CCR) совместно с другими НПО создали в 2011 году «Сообщества за полицейскую реформу» (Communities United for Police Reform, CPR) в качестве зонтичной организации для координации движений за подотчётность полиции в городе. В настоящее время в «Сообщества за полицейскую реформу» (CPR) входит более пятидесяти организаций; директор организации — Джу Хюн Кан (Joo-Hyun Kang). Среди прочего, «Сообщества» (CPR) помогают координировать работу истцов по всему городу и расширять политические взгляды затронутых ньюйоркцев. Возникшие в итоге тесные связи стали еще одним ценным достижением в деле Флойда.

«Навыки адвокатов важны, но они не могут заменить и не заменяют опыт сообщества». Джу Хюн Кан (Joo-Hyun Kang), директор организации «Сообщества за полицейскую реформу» (Communities United for Police Reform).

После нескольких лет просветительской работы, к 2013 году «останови и обыщи» стала узнаваемой фразой. «Сообщества за полицейскую реформу» организовывали образовательные мероприятия и регулярно общались с журналистами, освещавшими политические события и проблемы, связанные с различными дискриминационными и оскорбительными действиями полиции. Всё это повысило осведомленность широких кругов общества и удобрило почву для громкого судебного процесса.

По мере продвижения дела ключевую роль сыграли активисты публичных кампаний организации «Сообществ за полицейскую реформу». Юристы были поражены уровнем вовлеченности сообщества, начиная с самых основ построения дела. До дела Флойда процессы против тактики «останови и обыщи» концентрировались на очень ограниченных методах решения неконституционных практик, например, на переподготовке полицейских и сборе данных. Однако истории, рассказанные представителями сообщества на совместных встречах с юристами, послужили поводом для проведения исследований и непосредственного обращения в федеральный суд по делу Флойда с целью инициирования широких реформ, которые бы учитывали взгляды сообществ, напрямую затронутых неконституционными практиками.

Движение также предоставило делу важнейшие человеческие ресурсы. Адвокаты по делу Флойда работали вместе с истцами и свидетелями из организаций, входящих в число «Сообществ за полицейскую реформу». Зачастую это были ветераны движения, которые обладали достаточной политической изощренностью, необходимой для настолько политически агрессивного иска. Несколько недель во время процесса «Сообщества за полицейскую реформу» организовывали появление в суде представителей различных частей сообщества, чтобы символически представить различные взгляды на дело. В разные дни в суд приходили женщины, ЛГБТК, молодежь, жильцы социального жилья и другие лица. Они участвовали в пресс-конференциях и рассказывали журналистам о влиянии политики «останови и обыщи» на конкретные группы.

В то же время Центр конституционных прав (CCR) постоянно коммуницировал с «Сообществами за полицейскую реформу» (CPR), чтобы обсуждать ключевые моменты и новые обстоятельства по иску и процессу. Таким образом они могли заранее выстроить стратегии и разработать совместную коммуникационную программу. В частности, адвокаты приняли необычное решение провести при помощи фонда «Открытое общество» двухдневную конференцию с лидерами сообществ для обсуждения мер, которые можно было бы представить судье до вынесения решения. На конференцию также были приглашены политические эксперты и активисты из города Цинциннати, с которыми у Центра конституционных прав (CCR) и организации «Сообщества за полицейскую реформу» (CPR) установились хорошие отношения. У организаторов появилась возможность научиться успешно применяемому в городе партнёрскому подходу к вовлечению сообществ в политические вопросы. Это дало свои плоды: в марте 2013 года команда юристов по делу Флойда предложила судье назначение совместного процесса по разработке реформ, с чем суд в итоге согласился в августе того же года.

Преимущества плотного сотрудничества между юридическими и активистскими группами также очевидны при взгляде на принятые необычные политические решения. Заметные кампании за социальную справедливость часто связаны с местной политикой судопроизводства, и дело Флойда не стало исключением. В преддверии избрания нового мэра уходящие власти города подали на действенное решение по делу Флойда апелляцию, которая представляла угрозу достигнутым результатам по реформе политики «останови и обыщи».

Важно отметить, что за несколько месяцев до выборов просветительские усилия кампании обеспечили проблеме тактики «останови и обыщи» место в политических дискуссиях. В конце концов, она вошла в программы кандидатов в мэры. После избрания Билла де Блазио мэром на него начало оказываться давление: он должен был исполнить данные в предвыборной кампании обещания, начав с отказа от апелляции, поданной предыдущей администрацией. В конце января 2014 года мэр вместе с Центром конституционных прав (CCR) и другими объявил, что город отзовёт апелляцию на решение суда. Без должного давления на мэра процесс апелляции и связанная с ним приостановка указанных судом реформ могли бы затянуться на многие месяцы.

«Я рассказываю эту историю другим юристам, потому что выгоды сотрудничества не абстрактны. Это конкретный пример влияния активизма на законодательство», — говорит директор по правовым вопросам Центра конституционных прав (CCR) Бахер Азми (Baher Azmy).

В целом, обе команды — и активисты, и юристы — постоянно помнили о возможностях вовлечения партнёров и сотрудничества по всем аспектам дела. Помимо тесного сотрудничеств друг с другом команды юристов работали с исследователями, предоставившими помощь со статистическим анализом данных, и журналистами, освещавшими обстоятельства дела и ход процесса. Необходимую поддержку в соблюдении сложных процедурных требований по комплексному иску предоставили частные юридические фирмы, включая Beldock Levine & Hoffman LLP и Covington & Burling LLP.

Триумф кампании по расширению гражданских прав в такой непростой обстановке указывает на успех сотрудничества.

Извлеченные уроки

Хотя список достижений дела был весьма длинным, в различных командах людей было не так много — в штат сотрудников Центра конституционных прав (CCR) и организации «Сообщества за полицейскую реформу» (CPR) входит меньше десятка человек, — но к ним присоединились другие заинтересованные ньюйоркцы. Основные участники событий, опрошенные для этого кейса, сошлись во мнении, что влияние каждого из них выросло благодаря сотрудничеству. Эта философия сыграла значительную роль в приобретении Центром конституционных прав (CCR) репутации связующего звена в работе юристов с общественными движениями в целях получения мнения местных жителей.

«Доверие заслужено, потому что мы потратили много времени и усилий, чтобы его завоевать», — говорит старший юрист Центра конституционных прав и ведущий адвокат по делу Флойда Дариус Чарни (Darius Charney).

Это доверие и партнёрство стали результатом многих лет выстраивания отношений. Центр (CCR) начал предлагать себя в качестве партнёра общественным движениям за социальную справедливость еще в конце 1990-х годов и обещал прислушиваться к ним. Основная цель — не выиграть заметное дело, а добиться решения важных проблем. Центр (CCR) воспринимали судопроизводство в качестве еще одного инструмента сотрудничества, наравне с организационными задачами, оккупацией улиц, принятию законов, изменению политического дискурса и взаимодействию с традиционными СМИ. Решая о подаче иска, юристы учитывали происходящее вокруг и взвешивали цену и выгоды для движения в целом.

«Мы заинтересованы в длительных, устойчивых, системных изменениях, которые никогда не произойдут в результате одного судебного решения или поправки в законодательство. Они произойдут, потому что мы создаём определённую культуру», — говорит директор CPR Джу Хюн Кан (Joo-Hyun Kang).

Помимо распространения информации о деле команда активистов по делу Флойда выступала в роли проводника между сообществом и юридической командой. Организаторы «Сообщества за полицейскую реформу» (CPR) переводили и передавали правовую информацию жителям и общественности. Группы приняли сознательное решение об открытости информационных потоков. Все команды в деле Флойда признали, что судебный процесс — всего лишь один из многих инструментов, таких как гражданское неповиновение, усилия по приводу граждан в суды, просвещение членов городского совета, публичные демонстрации и марши, предложения о принятии новых законов и их лоббирование и т.д. Для достижения прогресса нужно было найти гармонию между этими усилиями.

«Всю свою профессиональную карьеру я сотрудничала с участниками судебных процессов, хотя сама никогда не занималась ими напрямую. Из моего опыта, когда присутствуют симбиотические, общие, партнёрские отношения, в которых лидеры затронутых групп находятся во главе применяемых стратегий, происходят только хорошие вещи», — говорит менеджер активистских программ Центра конституционных прав (CCR) Нахаль Замани (Nahal Zamani).

Соответствующие катализаторы

Оглавление